Экс-министр Исландии советует Эстонии забрать власть у банков и облагать налогом их прибыли

Island

Йон Балдвин Ханнибалссон

«Прибыль банков должна облагаться налогами. Правительство Исландии так и сделало, а доход от этого используется для помощи тем семьям и предприятиям, которые больше всего потеряли от девальвации исландской кроны. Государство должно осуществлять действенный надзор за банковским делом и всем финансовокредитным хозяйством», заявил бывший министр финансов и иностранных дел Исландии Йон Балдвин Ханнибалссон, посетивший недавно Эстонию.

Исторические штормы во все времена довольно сильно трепали маленькое островное государство. Но финансовый шторм осени 2008 года в момент, без всяких штормовых предупреждений уничтожил три крупнейших коммерческих банка страны. Финансовый кризис быстро превратился в экономический. Началось падение ВВП, упала котировка исландской кроны. Последовали политический кризис, демонстрации, смена правительства, суды над политиками.

Как отмечал Ханнибалссон, банки тогда брали краткосрочные кредиты на длительный период, их задолженность разрасталась, как раковая опухоль, увеличившись за шесть лет с объема ВВП за один год до десятилетнего почти до 120 миллиардов евро.

Сигналы опасности начали поступать еще в 2006 году, но реакции на это не последовало. Правительство клало под сукно поступавшие донесения, исходя, как считает Ханнибалссон, исключительно из пропитавшей его насквозь неоконсервативной идеологии, согласно которой вмешательство государства это всегда плохо, рынок сам все отрегулирует. Какие знакомые и для нас мотивы!

В апреле 2010 года был опубликован доклад специальной комиссии парламента Исландии Альтинга на более чем 2000 страницах, полный примеров того, как новоявленные олигархи, банкиры и их ближайшие друзья по бизнесу использовали коррупционные методы, а политическое руководство проявляло при этом невероятную наивность и беспомощность. И опять мозг сам собой проводит параллели с Эстонией.

Коммерческие банки надо лишить власти

Исландия извлекла уроки из случившегося. Это государство с населением, чуть превышающим 300 тысяч человек, стало на сегодня образцом реорганизации банковской системы для всего мира.

Предполагается лишить коммерческие банки возможности «производить» деньги, оставив это право только за центральным банком страны. То есть он и сейчас монопольно печатает купюры и штампует монеты, но коммерческие банки производят путем кредитов практически бесконечное количество виртуальных денег, не имеющих реального покрытия. Ханнибалссон считает, что пока это ограничение не будет введено повсеместно, мир будет регулярно переживать финансовые кризисы.

«Еще не так давно, вспоминает бывший министр, многие банки в Исландии принадлежали государству: центральный банк и два из трех коммерческих, а затем банки на рубеже веков были приватизированы. Не на конкурсной основе, а просто политическим решением, политоперацией. Один продали консерваторам, другой сельской партии. Это и обусловило всю глубину финансового кризиса. Они набрали иностранных кредитов, после чего их баланс стал превышать десятилетний ВВП Исландии мировой рекорд! Ну, и последовавший крах оказался в числе 10 крупнейших за всю мировую историю.

Девальвация на 5060%, на самом деле, означает коллапс. Резко увеличилась кредитная нагрузка, вызванная иностранными заимствованиями. В Исландии долгосрочные кредиты связаны с индексом потребительских цен, поэтому инфляция выросла на 30%. 2/3 исландских компаний оказались в техническом банкротстве. Треть обремененных кредитами семей потеряла жилье. Результатом стал массовый отъезд, особенно молодежи.

Правда, девальвация позитивно сказалась на экспортерах, в частности, торговцах рыбой. И для туристов Исландия стала дешевой. С одной стороны, возникли предпосылки для экономического роста, а с другой, резко увеличилось расслоение населения».

Банки служат не людям, а мамоне

Раньше задачей банка было действительно служение людям: люди доверяли банку свои сбережения, а если нужен был кредит, обращались в банк. Перемены начались в США во времена Великой депрессии, когда был отменен надзор за коммерческими банками. Началась их инвазия, банки вышли за пределы государственных границ и обрели такие размеры, что стали особой экономикой, причем, порой, многопрофильной.

Риск состоит в том, считает Ханнибалссон, что даже в случае с частными банками при кризисе рискуют налогоплательщики, потому что государство вынуждено приходить этим банкам на помощь. Обанкротившиеся банки рефинансируются из резервов центральных банков. Широкое распространение получила т.н. схема Чарльза Понза, водившего американцев за нос в 20е годы прошлого века: когда объявляются инвестиционные программы, сулящие большую прибыль, а на деле, старые инвесторы финансируются за счет средств, поступающих от новых, а никакой прибыли нет (эту же схему использовала российская финансовая пирамида МММ).

Однако серьезные уроки из ситуации до сих пор не извлечены, повторяются одни и те же ошибки.

«Я, вспоминает бывший министр, изучал экономику в Шотландии более полувека назад. Нас учили, что центральный банк государства отвечает за денежную эмиссию, т.е. снабжение страны деньгами. И что он контролирует денежное обращение. Сейчас почти повсеместно это не так. В Соединенном Королевстве до начала финансового кризиса 2008 года из находящихся в обращении денег центральным банком были выпущены лишь 3%. Остальное выпустили в основном за счет кредитных портфелей коммерческие банки. Но если я несу свои деньги в банк, то хочу гарантий, и дать их должно государство но это же риск, возлагаемый на налогоплательщика! Если я беру кредит, это означает, что электронная система создает виртуальную цифровую строку, «производя» тем самым дополнительные деньги. И все в долг. Но для изменения ситуации нужна капитальная реформа, осуществление которой одному государству не под силу. Мы живем в глобализующемся мире, и необходимо международное соглашение.

У нас существует потайная финансовая система, которая стоит вне закона и основывается на «налоговом рае». Примерно половина мировых торговых сделок проходит внутри глобальных предприятий, в основном международных. Они могут выбирать, где извлекать прибыль. И обычно предпочитать делать это в офшорах.

Тот же Google или Microsoft если вообще и платят налоги, то там и столько, сколько сами решат. И объем такой теневой экономики составляет, согласно исследованиям, ни много, ни мало 35 триллионов долларов в год ВВП США и Японии».

Кооперация и налоги в банковской сфере

В связи с созданием в Таллинне Кооперативного банка Ханнибалссон отметил, что кредитные товарищества в Исландии довольно широко распространены. До всеобщего кризиса они хорошо обслуживали местные сообщества, но потом были поглощены крупными банками. Однако в целом опыт их работы в Исландии положительный, и они продолжают действовать, хотя докризисного уровня еще не достигли.

Благодаря помощи государства оправились от кризиса коммерческие банки. Но государство затратило на их поддержку деньги. Чтобы вернуть хотя бы их часть, правительство Исландии установило для банков подоходный налог. Получаемые от этого средства используются для поддержки семей и предприятий, больше всего пострадавших от девальвации исландской кроны. Прибыль банков должна облагаться налогом. И вообще, государство должно строго контролировать все финансовокредитные отношения.

Интервью Маарья-Лийз Аруярв, Виркко Лепассалу
Фото Albert Truuväärt
Столица

 

Lisa kommentaar